Книги и журналы | Галковскоман

Книги и журналы

Здесь представлены книги Дмитрия Галковского, а также изданные им номера журнала “Разбитый компас”.

Два идиота
Бесконечный тупик. Третье издание
Магнит
Пропаганда
Уткоречь
Бесконечный тупик. Второе издание
Разбитый компас №3
Бесконечный тупик
Разбитый компас №2
Разбитый компас №1

 

Два идиота

Галковский Д.Е. Два идиота. М.: Издательство Дмитрия Галковского, 2009. 1500 экз. ISBN 978-5-902466-04-8

Аннотация

В сборнике “Два идиота” собраны статьи Дмитрия Галковского по актуальным вопросам политики и истории. Среди тем, затрагиваемых в книге, загадочные фигуры русской революции; советские политические деятели; положение в современной армии и системе образования; международный терроризм; российско-украинские отношения; старообрядчество; русская философская мысль и могое другое. Среди героев сборника Черчиль, Березовский, Дугин, Лимонов, Менжинский, Брежнев, Проханов, Хичкок, Красин, Савва Морозов, Парвус, Розанов, Ходорковский и ещё десятки имен. Некоторым посвящены отдельные статьи, некоторым – пара страниц, но это всегда остро, интересно и почти всегда – неожиданно.

 

Содержание

Предисловие

ПЕРВЫЙ ИДИОТ

Березовский – между Азефом и Парвусом
Важное задание правительства
Три слоя лжи
Атавизм
Двойная ошибка Ходорковского
Страна невыученных уроков
Как уничтожали русскую интеллигенцию
О пользе контекста
Евразийская злыдота
Агент Бога
Газовый кризис пустоты
Армия есть – армии нет

ВТОРОЙ ИДИОТ

Подвиг Скалона
Болванщик
Наш советский Солженицын
Генерал-фельдфебель
Учи албанский
Божья коровка
Хичкок

БЕСПЛАТНОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ

Что произошло в девяностые годы
Разглагольствование о гудилапе
Розанов с нами
Был Леонид – нет Леонида
Бог с ними, с хазарамим

ВЫСТУПЛЕНИЯ И ИНТЕРВЬЮ

Встреча с читателями в “Пирогах”
Интервью “Литературной газете”
Опрос “НГ-Экслибрис” о Беслане
Беседа на кабельном телевидении
“Утиная правда”. Интервью главного редактора
Интервью с Алексеем Нилоговым
Интервью “Русскому журналу”
Интервью “Литературной России”
Интервью сайту “Контр-TV”
Интервью журналу “Эксперт”
Интервью сайту “Контр-TV”
Интервью сайту “Контр-TV”
Интервью Сергею Задумову
Интервью “Русскому журналу”
Интервью Юлии Соколовой
Интервью “Московскому корреспонденту”
Встреча на философском факультете Белорусского государственного университета

 

Бесконечный тупик. Третье издание

Галковский Д.Е. Бесконечный тупик: В 2 кн. Издание 3-е, исправленное и дополненное. М.: Издательство Дмитрия Галковского, 2008. 5000 экз. ISBN 978-5-902466-01-7

Предисловие к третьему изданию

В этом издании впервые под одной обложкой собраны все три части “Бесконечного тупика”.

Второе издание моей книги вышло в свет благодаря помощи американского филолога Евы Адлер. Будучи небогатым человеком, она по собственной инициативе дала на издание 10 000 долларов, потратив деньги своего пенсионного фонда. Несколько лет назад Ева умерла от рака. В конце (см. Приложение №3) я публикую два отрывка из её писем.

В 2000 году я снова стал печататься в российской прессе. В Псковской областной типографии, благодаря расположению местного губернатора, мне удалось издать несколько книг. В других местах меня печатать отказались. Поскольку в конце 2004 года псковский губернатор покинул свой пост, я решил основать собственное издательство. Ничего хорошего в этом нет, я писатель, а не издатель, издательское дело мне не нравится. Но это единственная возможность пробиться к читателю в предложенных мне условиях.

В ближайшее время я планирую издать ещё несколько книг. Если у кого-то есть желание и возможность помочь работе издательства, прошу писать по адресу samisdat@aha.ru.

 

Магнит

Галковский Д.Е. Магнит. Псков: ГП “Псковская областная типография”, 2004. 456 с.: ил. 1500 экз. ISBN 5-94542-119-7

Предисловие

В прошлом году я выпустил книгу “Пропаганда”, где собрал статьи, интервью, фельетона, анкеты и выступления, написанные-наговорённые с 1990 по 1998 год, то есть в период трагикомической публикации “Бесконечного тупика”. В этом сборнике публикуются подобные же материалы за 2001-2004 годы, то есть созданные после моего “второго пришествия” в отечественную литературу. Получилось не так много, поэтому я решил добавить две философские работы, написанные в середине 90-х, а также пару интервью, взятых мною для журнала “Кто есть кто” (последние публикуются в приложении).

Вообще-то сборник стоило назвать “Пропаганда-2”, коротко и страшно. Но поскольку в книгу вошла философская эссеистика, подобное название было бы неточным. Недолго думая, я взял орфографический словарь Ушакова (Учпедгиз, 1960), открыл сотую страницу, посмотрел десятую строчку сверху. Там было написано “магнит”. Неплохое название. Так тому и быть.

Пользуясь случаем, хочу выразить искреннюю признательность Н. З-кому, благодаря помощи которого я рассчитался с долгами и мог в течение года не думать о материальных проблемах.

 

Содержание

Предисловие

ЭССE:
Русская политика и русская философия
Русская война и русский мир

КРИТИКА И САМОКРИТИКА:
Восемьдесят лет вместо
Пушинка к пушинке
Утиная охота
Химия и жизнь

А Я ИДУ, ШАГАЮ ПО МОСКВЕ:
Странные, смешные и магические места Москвы
Последний переулок
Улица Энгельса
Мультик-пультик
Не с того конца
Как у взрослых

НЕИЗВЕСТНЫЕ ОТЦЫ:
Инопланетянин
Сумасшедший полковник
Кучер
Бедный русский
По сеньке и шапка
Обаятельная личность
ГПУманист
Гриб

ВСЯКО-РАЗНО:
Нетеррористический акт
Мы были немы

ВЫСТУПЛЕНИЯ И ИНТЕРВЬЮ:
Интервью “Литературной газете”
Интервью “Книжному обозрению”
Новогодняя анкета НГ
интервью сайту www.galkovsky.com
Анкета НГ о “12 стульях”
Анкета ЛГ о Солженицыне
Новогодняя анкета НГ о круге чтения
Анкета НГ о Бердяеве
Выступление в Минском университете
Интервью “Московскому Комсомольцу (Псков)”
Интервью “Дню литературы”

ПРИЛОЖЕНИЕ:
Интервью с А.Серковым
Интервью с А.Кругловым

 

Пропаганда

Галковский Д.Е. Пропаганда. Псков: ГУП “Псковская областная типография”, 2003. 448 с. 1100 экз. ISBN 5-34542-039-5

Предисловие

В этой книге собраны мои статьи, интервью, фельетоны, анкеты и выступления, написанные-наговоренные с 1990 по 1998 год. Писалось-говорилось всё это (здесь печатается далеко не все) между делом и для дела. Дело же состояло в публикации книги “Бесконечный тупик”. Если бы мою книгу издали до 1993-1995 года, то есть до окончания эпохи массового чтения, я бы стал человеком очень популярным. С моим мнением стали бы считаться, вип-персоны искали бы моей дружбы, от моих действий в жизни страны что-то бы зависело, иногда очень важное. Влиятельные силы этому воспротивились и сделали, казалось бы, невозможное: относительно легальными методами не издали книгу в стране со свободой печати и при явном интересе читающей публики к предполагаемому изданию. Более того. Это топырение происходило на фоне развёрнутой мной пропагандистской кампании. Так что топырились ещё и на сквозняке, в аэродинамической трубе. Ничего, выдержали. Книгу пришлось издавать мне самому. На первое издание, стоимостью в 7000 долларов, 1000 собрал я, 6000 дали два предпринимателя: Андрей Хлус и Александр Паникин. На второе издание, в 10000 долларов, деньги дала профессор филологии из американского университета Ева Адлер. (Будучи человеком не богатым, сняла со своего пенсионного фонда, между прочим.) Здесь “влиятельные силы” прогнулись и попытались вымыть руки, присудив “Бесконечному тупику” литературную премию в 12000 долларов. Мытьё не состоялось. Да было и не нужно. За это время аэродинамической трубе исчезли последние остатки России, и в 1997-1998 году была опубликована книга не русского философа, а иностранного автора.

Я не пропагандист, точнее, пропагандист кроме всего прочего, “из-за дела”, “поневоле”. Поэтому не буду изображать производство плакатов основой оборонной промышленности. Всё это имеет крайне небольшое значение в реальной жизни. Ситуация похожа на правильную оценку эволюции бабочки. Со стороны кажется, что все усилия живой природы уходят на совершенствование её окраски. Но это лишь ВИДИМОСТЬ. “Окраска” – это один процент, когда уже денег некуда девать: что-то осталось – ну, на окраску пойдёт. А 99/100 рацпредложений природы уходит на вещи более реальные. Например, на улучшение строения кишечника гусеницы.

Публикующаяся ниже “пропагандистская война” (в подборке “Травля” представлены действия и другой стороны) есть лишь поверхностное отражение реального процесса трансформации советского общества. За последнее десятилетие была ликвидирована государственная монополия издательской деятельности, а следовательно, и монополия класса советской интеллигенции на распределение культуры. С другой стороны, возникший экономический организм не захотел (или не смог, это уж кому как угодно) отказаться от предложенных СССР форм идеологии. Стало возможным печатать всё, что представляет хоть какой-то коммерческий интерес. Но общественного, политического интереса в обществе так и не возникло. Мой призыв в 1998 году о создании интеллектуальной оппозиции оказался неуслышанным. Само общество изменилось. Ельцин во всех смыслах был фигурой промежуточной, “карнавалистской”. Чёрт его знает, куда пойти могло. После него новый путь устоялся. Это путь солидной латиноамериканской республики-тяжеловеса. Беспроблемная для Запада рыночная экономика “второго класса”, отсутствие внешней политики за пределами своего участка, раз в десять лет “стрижка овец” – дефолт. И так столетиями. Разрешается и “культура”: глиняные свистульки индейских пастухов, “магический реализм” пустоболта Маркеса, философия великого и ужасного Краузе (знаете, кто это такой?).

Можно сказать, что ничего со мной не поделали и я победил. То есть выжил, издал свою книгу и даже приобрёл реноме “известного писателя”. Только ушло на это ни много ни мало – четырнадцать лет жизни. Зачем?

“Бесконечный тупик” за эти годы не изменился ни на строчку. Каким закончен был в сентябре 1988 года, таким и остался. Только послесловие приписано через девять лет. Повторяю, можно считать это “победой”. Но на самом деле никого переубедить мне не удалось. Изменилась страна. “Геология”, а не “идеология”.

Изменился ли я? Совсем не изменился. За одним исключением. Раньше мне казалось, что я внутренний эмигрант. Что когда-нибудь, пускай в отдалённом будущем, будет воссоздан родной мир. Мир вовсе не идеальный, со своими проблемами и прорехами, но мир родной. СВОЙ. Теперь я вижу, что ничего этого не будет. Никогда. Поэтому из эмигранта я превратился в апатрида, в гражданина мира.

Ладно. Попробуем иначе…

 

Содержание

Предисловие

СТАТЬИ:
Письмо Михаилу Шемякину
Андерграунд
Разбитый компас указывает путь
Устранение недостатка
Стучкины дети
Лабиринты бесконечного тупика
Главный – редактор

В ГОСТЯХ У СОСИПАТЫЧА:
Сосипатыч
Правила устройства…
Духовная премия “Хороший мужик”
“Та ж самая структура”
Есть или не есть?

ВЫСТУПЛЕНИЯ И ИНЕРВЬЮ:
Трудно быть белым
Заседание в Доме кино
“Люби книгу!”
Интервью в Континенте
Интервью в Комсомольской правде
Интервью в Командоре
Анкета “Пять вопросов писателям”
Трагический рационалист

ТРАВЛЯ:
Травля

ЭПИЛОГ:
“Событие”
Отказ от “Антибукеровской премии”

 

Уткоречь

Уткоречь: Антология советской поэзии. / Сост., автор предисл Д.Е.Галковский. – Псков: ГУП “Псковская областная типография”, 2002. 400 с. 1500 экз. ISBN 5-94542-013-1

Предисловие (фрагмент)

Поэзия есть вид искусства частный, камерный. В эпоху эпическую, так сказать, “вокальную”, значение поэзии огромно. Через ее мычание и рифмическое заикание прорезается голос нации. Но потом область поэтического творчества катастрофически сужается, дает относительно вялый “серебряный” всплеск при окончательном переходе к внутренней речи и чтению “про себя” (то есть переходе не просто к сознанию, а к самосознанию) и наконец превращается в своего рода филологические штудии, расходящиеся тиражом в 200 экземпляров. Классический период поэзии не меркнет никогда, но “вот-поэзия” превращается во вторичную порчу языка, гнилой пикантный сыр. Сказать “я было мыло забыл” – стилистическая ошибка, но, наверное, рифмы при их извращенной концентрации иногда нужны, нежны, приятны. Плюс речитатив, чечётка шлягеров, нечто слишком примитивное для прозы – речи плавной и культурной.

Здесь мы и подходим к феномену советской поэзии. Разгул поэзии в Советской России (а иначе не скажешь) – это следствие поражения интеллектуального и духовного центра нации. От “советской поэзии”, конечно, следует отличать “при(под)советскую” – осколки рационального и яркого серебряного века, кружащиеся и то затягиваемые вглубь, то отторгаемые месивом и крошевом нового стихотворчества. Ясно, что Гумилёв, Блок, Бунин, Мандельштам, Ахматова, Цветаева к советской поэзии не имеют отношения уже по той простой причине, что в ней напрочь отсутствует многочисленный слой, например, акмеистов второго порядка. Что касается таких людей, как Маяковский или Хармс, то их формалистические штудии как проявление примитиВИЗМА “удачно” совпали с примитиВИЗАЦИЕЙ лексической культуры и в этом смысле выступили как новый авангард, что является не их виной или заслугой, а “случайностью” (хотя, разумеется, и имеет свою метафизическую подоплёку). Громадный рой Михалковых, долматовских и исаковских появился бы и без помощи Хармса, Заболоцкого и Маяковского.

Отсюда неправильный принцип составлявшихся до сих пор антологий советской поэзии. Скорее их можно назвать антисоветскими. Подобные антологии составлялись, во-первых, из обломков чужеродной культуры, советским миром отвергаемой (начиная от принципиального замалчивания и просто неслышания и кончая прямым убийством поэтов). Во-вторых, туда включались более-менее талантливые подражания русской поэзии, которые можно найти почти у любого плодовитого советского поэта. С равным успехом можно было бы составлять антологию русской поэзии, целиком состоящую из стихотворных переводов Гёте, Байрона и Верлена.

Вообще большая, “репрезентативная” антология должна составляться не столько из самых лучших, сколько из самых характерных стихов того или иного автора (что совпадает далеко не всегда). В конце концов, и слепой один раз попадает в цель, так что и в графоманских томах графа Хвостова можно набрать 5-10 вполне сносных стихов. Но будут ли они характерны и показательны именно для Хвостова? Можно ли будет по ним составить верное представление о том специфическом положении, которое занимал Хвостов среди своих современников?

Это очень важный момент. Поскольку советская поэзия есть продукт распада культуры, то, соответственно, суть её, её остриё будет проявлено в достижении максимальной степени деградации языка и мысли (“логоса”). Эта “культура” и может вполне адекватно выражать себя только на уровне чудовищно бездарного, бесформенного стиха. Здесь проявляется её суть. Центр русской советской культуры – это именно поэзия, квазиэпос разрушенной эпохи, когда вдруг от самых современных достижений индивидуалистической цивилизации Запада Россия снова перешла к нечленораздельному проговариванию туманных архетипов. Проговариванию тусклому, вторичному, немыслимо деформированному и неестественному, но единственно и возможному на языке принципиально бездарных стихов. Вся советская культура умещается в нескольких десятках стихотворений, или, точнее, стихотворных тем, так как индивидуального творчества на таком уровне сознания уже почти не существует. Прочее: художественная проза, публицистика, “наука”, “философия” – является чем-то вторичным, вымученно интеллектуализированным, а здесь, в поэзии, культура говорит сама. Слушайте и услышите. Через бля-мля, предблевотное лепетание отравленного мозга выражено железное КРЕДО, причём гораздо полнее, чем в самом толстом советском учебнике по истории, политэкономии или философии. Там – абстрактные, невыносимо стертые штампы “внутреннего распорядка”, здесь – интимное ночное “бухтение” на нарах, через терпкую барачную вонь, через облако махры: смачное, матёрое, матерное.

Разумеется, “всему этому” присущ непередаваемый комизм. Имманентным свойством комизма является узнаваемость, поэтому в любой масштабной вторичности присутствует элемент пародии. Да, чрезвычайно смешон возникший в XX веке “как бы эпос” Микулы Селяниновича или ранних христиан, и особенно смешон он своей серьёзностью или почти серьёзностью (что еще серьёзней, так как свидетельствует о серьёзности, УГРОЖАЮЩЕЙ серьёзности самой “среды обитания” – мира, продуцирующего о себе безумные в своей интимности фантазии). Но, осознавая этот комизм (а эмоциональным результатом сознания комизма является смех), следует учитывать, что смех этот есть прежде всего смех над самим собой, над собственной безнадёжно испорченной судьбой.

Сознательно я не ставил перед собой цели составления подобной антологии. Это произошло само собой. Мой отец на протяжении 15 лет (с конца 40-х по начало 60-х) собирал библиотеку советской поэзии. Потом он это дело забросил, стал сильно пить и умер от рака, прожив всего 50 лет. Психологически мне было очень трудно выбросить 500-600 книг – книг, никому не нужных, никчёмных, загромождавших полки, но как-то мистически связанных с отцовской жизнью, такой же, в общем, никчёмной и всем мешавшей. И я решил, по крайней мере, оставить книги с дарственными надписями авторов и с многочисленными отцовскими пометками. Вот здесь, выуживая их из общей массы, я стал всё более внимательно вчитываться и даже вырывать для смеха наиболее понравившееся. Постепенно на столе накопилась целая кипа вырванных листков. Прочитав её подряд, я понял, что тут просто и в то же время полно и ярко дана суть советского мира, и, что самое страшное, я вдруг впервые ощутил тот слепящий ветер, который дул отцу в глаза всю жизнь и во многом и свёл его в могилу.

Ошибка отца, человека внутренне серьёзного и наивного, заключалась в том, что он попытался построить свою жизнь из ничего, из ветра, и пустил на ветер то немногое, что у него ещё оставалось после 30-х и 40-х. Слабый, отзывчивый человек, он так до конца и не стал взрослым, ответил на жизненный вызов, по-детски закрыв глаза, и свалился в придорожную канаву, разбив себе череп о кстати подвернувшийся булыжник.

Составляя эту книгу, я испытывал странное чувство смеха, горечи, душевного опустошения и ощущения собственного ничтожества. И в то же время такое же странное чувства долга, который я выполнял по отношению к своему отцу, родившемуся в 1924 и умершему в 1977.

 

Бесконечный тупик. Второе издание

Галковский Д.Е. Бесконечный тупик. 2-ое изд. М.: Самиздат, 1998. В пер. 2000 экз.

Предисловие ко вторму изданию

В этом издании исправлены замеченные опечатки, а также добавлен именной указатель. Также наконец напечатана вкладка-схема.

Первое издание – 500 нумерованных экземпляров – вышло в свет в марте 1997 года и было распродано к декабрю. Советская интеллигенция, увидев, что её план “литературного умертвия” неудался, решила меня облагодетельствовать присуждением какой-то издевательской (“Антибукеровской”) премии. План был по-советски прост: заткнуть рот денежной подачкой и тем самым, с одной стороны, дискредитировать автора в глазах его читателей, представить обычным членом сообщества советских пропагандистов, а с другой стороны – избавиться от несмываемого позора девятилетней травли беззащитного человека. Премию советским благополучно вернули назад, по поводу чего было сделано соответствующее заявление (в “Независимой газете” от 14 января и “Русской мысли” от 21 января 1998 г.).

Первое издание было акцией заведомо некоммерческой. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить Александра Паникина и Андрея Хлуса, пожертвовавших на “Бесконечный тупик” по 3 000 долларов. Если бы не помощь этих людей, я не издал бы свою книгу до сих пор. Хотел бы также помянуть добрым словом Александра Рудницкого и Максима Листовского, которые ещё раньше, в начале 90-х выделили на издание по 1 200 долларов. Этой суммы было недостаточно даже для символического тиража, но на полученные деньги я смог сделать оригинал-макет, да и просто некоторое время “жить”.

Выражаю также большую признательность всем, купившим “Бесконечный тупик” по “коммерческой цене” в 100 долларов. Вот имена этих людей: Сергей Обогуев, Дмитрий Попов (купил 4 экз.), Дроздов, Владимир Фролов, Александр Бовин, Александр Нечипуренко, Анатолий Иголкин, Сергей Мирошников. Эти люди сделали существенный вклад в финансирование проекта и тем самым помогли не только мне, но и вам, читателям второго издания.

И конечно благодарю от всего сердца милую Валю Листовскую, бескорыстно проделавшую огромный труд по корректуре “Бесконечного тупика”.

Если уж зашла речь, выражаю также чувство глубочайшего презрения советским литераторам, всем этим золотусским, баткинам, морицам, наврозовым, немзерам и тутти кванти, которые в своём социальном самодовольстве не только не шевельнули пальцем, чтобы помочь своему коллеге, но сделали довольно много, чтобы “Бесконечный тупик” никогда не попал в руки читателей, а я оказался на социальном дне и погиб. Эти люди травили молодого писателя только за то, что он, будучи чужд по своему происхождению и воспитанию касте советских литераторов, осмелился писать не от имени и по поручению той или иной литературной группировки, а “от себя”. Делали они это не по принуждению коммунистического режима, а совершенно добровольно и бескорыстно, так сказать, “по зову сердца”. Ну, что ж, “по труду и честь”.

 

Разбитый компас №3

Разбитый компас: Журнал Дмитрия Галковского. №3. М.: Самиздат, январь-сентябрь 1997. 500 экз.

 

Содержание

“Событие” (Д.Галковский)
Техника

ИЗЯЩНАЯ СЛОВЕСНОСТЬ:
Каша из топора (Д.Галковский)

ИСТОРИЯ:
О Сергее Волкове и его книге (Д.Галковский)
Белая эмиграция против национал-большевизма
Трагедия русского офицерства (С.Волков)

КРАСНЫЙ УГОЛОК:
2500 отрывков из произведений и писем Н.Ленина

ВЫБРАННЫЕ МЕСТА ИЗ ПЕРЕПИСКИ С ТОВАРИЩАМИ:
По-над глыбами (В.Курицин)

 

Бесконечный тупик

Галковский Д.Е. Бесконечный тупик. 1-ое изд. М.: Самиздат, 1997. В пер. 500 экз.

Предисловие к первому изданию

“Бесконечный тупик” я закончил в 1988 году. В начале 90-х отрывки из этого произведения публиковались в более чем двадцати периодических изданиях, в том числе в “Новом мире”, “Смене”, “Континенте”, “Нашем современнике”, “Литературной газете”, “Независимой газете”, “Москве” и т.д. Одновременно в советской прессе против меня поднялась кампания травли. “Бесконечный тупик” категорически отказались печатать десятки издательств. Характерно, что сначала все они обращались ко мне с предложением сотрудничества, а потом всё шло по одной и той же схеме – несколько месяцев проволочек и окончательный вердикт: “Не это нужно нашему народу, потому что это нашему народу не нужно”. Кампания травли шла “крещендо” и после последовательного обвинения в графомании, невежестве, антисемитизме, русофобии, хамстве и плагиате дошла, наконец, до степеней неслыханных, вплоть до обвинений в… порнографии!!! Кажется, никто из писателей не подвергался столь последовательному и “разнонаправленному” остракизму даже в годы застоя, особенно если учесть, что эмигрантские средства массовой информации действовали в моём случае в полном единодушии с внутрисоветскими. Постепенно я понял, что публикация фрагментов из моей книги делалась советскими редакторами большей частью специально, чтобы посмеяться. Тогда я отказался вообще от какого-либо сотрудничества с советской прессой и решил издавать все свои произведения методом “самиздата”. Надо сказать, что “Бесконечный тупик” и начал в своё время публиковаться как самиздатское произведение. Его полный текст с конца 80-х годов ходил по рукам в машинописном виде и ксерокопиях. Я сам сделал около сорока экземпляров, как минимум столько же – сделали читатели. Кроме “столиц” копии моей книги встречались в Ростове-на-Дону, Новосибирске, Воронеже и других городах России. За рубежом, насколько я знаю, ксерокопии “Бесконечного тупика” есть в Париже и Токио. Но всё это, конечно, как по качеству, так и по количеству экземпляров не является полноценной публикацией. Типографским способом “Бесконечный тупик” публикуется впервые. И для меня лично, как автора, выход книги в свет осуществляется только сейчас.

Моя книга на самом деле называется “Примечания к “Бесконечному тупику”” и состоит из 949 “примечаний” к небольшому первоначальному тексту. Ввиду того, что “основной текст” не имеет самостоятельного значения, он вынесен мною за рамки настоящего издания. (Интересующиеся читатели могут его прочесть в 81-м номере журнала “Континент” за 1995 г.)

Каждое из 949 “примечаний” книги представляет собой достаточно законченное размышление по тому или иному поводу. Размер “примечаний” колеблется от афоризма до небольшой статьи. Вместе с тем “Бесконечный тупик” является всё же не сборником, а цельным произведением с определённым сюжетом и смысловой последовательностью. Это философский роман, посвящённый истории русской культуры XIX-XX вв., а также судьбе “русской личности” – слабой и несчастной, но всё же СУЩЕСТВУЮЩЕЙ.

Структура “Бесконечного тупика” достаточно сложна. Большинство “примечаний” являются комментариями к другим “примечаниям”, то есть представляют собой “примечания к примечаниям”, “примечания к примечаниям примечаний” и т.д. Для удобства читателей публикуется соответствующий указатель, помещённый в конце книги, а также схема, напечатанная в виде вкладки.

 

Разбитый компас №2

Разбитый компас: Журнал Дмитрия Галковского. №2. М.: Самиздат, март-декабрь 1996. 200 экз.

 

Содержание

Программа журнала “Разбитый компас” (Д.Галковский)
Техника

ВЫСОКОЕ РАЗРЕШЕНИЕ:
Русская политика и русская философия (Д.Галковский)
Святочный рассказ №1 (Д.Галковский)

КРАСНЫЙ УГОЛОК:
2500 отрывков из произведений и писем Николая Ленина (с предисловием Д.Галковского)

В ГОСТЯХ У СОСИПАТЫЧА:
Духовная премия “Хороший мужик” (Д.Галковский)
“Та ж самая структура” (Д.Галковский)

ВЫБРАННЫЕ МЕСТА ИЗ ПЕРЕПИСКИ С ТОВАРИЩАМИ:
“Эх, говори Москва, разговаривай Россия!”
Что такое хорошо и что такое плохо (Д.Галковский)

 

Разбитый компас №1

Разбитый компас: Журнал Дмитрия Галковского. №1. М.: Самиздат, январь-февраль 1996. 100 экз.

 

Содержание

“И это правильно…” (Д.Галковский)
Техника

ПУБЛИЦИСТИКА:
Письмо Михаилу Шемякину (Д.Галковский)
Андерграунд (Д.Галковский)
Разбитый компас указывает путь (Д.Галковский)
Устранение недостатка (Д.Галковский)
Стучкины дети (Д.Галковский)
Лабиринты Бесконечного тупика (В.Лекторский и др.)
Главный – редактор (Д.Галковский)

В ГОСТЯХ У СОСИПАТЫЧА:
Сосипатыч (Д.Галковский)
Правила устройства и эксплуатации психоневрологических и психиатрических больниц

ВЫБРАННЫЕ МЕСТА ИЗ ПЕРЕПИСКИ С ТОВАРИЩАМИ:
Травля